Loading…
  • Therapie der Zukunft: we fight your cancer
  • Терапия будущего: мы боремся с Вашим раком

«Эта терапия вернула меня к жизни.»

История успеха после 3-x сеансов радиолигандной терапии ПСМА с 1x актинием-225 и 2x лютецием-177

У Шона Кенни впервые диагностировали рак простаты в декабре 2020 года, когда ему только исполнился 51 год. Прежде чем попасть в нашу клинику, он прошёл несколько курсов лечения, включая 6-кратный курс доцетаксела, антигормональную терапию, иммунотерапию и криотерапию. Он решил приостановить АДТ из-за побочных эффектов, но в середине 2023 года ему пришлось возобновить антигормональную терапию фирмагоном и апалутамидом. Рак всё ещё прогрессировал со всё возрастающим поражением костей. Несмотря на положительную реакцию на уровне ПСА, боль и экспрессия ПСМА сохранялись. Ему прописали морфин для облегчения боли. Левый тазобедренный сустав был настолько сильно повреждён, что его пришлось заменить. После 3 лет лечений Шон выбрал таргетную радиолигандную терапию ПСМА (РЛТ), которая привела к удивительной ремиссии всего за один цикл из 3-х сеансов. В связи с сильным поражением скелета мы рекомендовали провести первый сеанс с актинием-225, а два оставшихся - с лютецием-177. Судите сами.

ДО

ПСМА ПЭТ/КТ декабрь 2023 г.

ПСА 2 нг/мл после реиндукционного лечения антигормональными препаратами и АРПИ. Состояние после замены левого тазобедренного сустава. Сохраняются высокий уровень экспрессии ПСМА в костных метастазах и боль на фоне приёма морфина.

ПОСЛЕ

ПСМА ПЭТ/КТ Апрель 2024 г.

После 1 сеанса радиолигандной терапии 225Ac-ПСМА и 2 сеансов 177Lu-ПСМА с декабря 2023 г. по март 2024 г.

ПСА 0,18 нг/мл. Минимальная остаточная активность в ранее обнаруженных очагах скелета, скорее всего, апоптозные тельца. ЩФ снизилось с 570Ед/л до 180Ед/л (норма <150).

Шон почувствовал облегчение боли через 10 дней после первого сеанса РЛТ ПСМА с актинием-225 и смог отказаться от приёма морфина. Показатели гемоглобина и почек нормализовались после 2-го сеанса РЛТ ПСМА с лютецием-177. Единственным побочным эффектом, который он испытал, была кратковременная лёгкая тошнота и лёгкая усталость после сеанса. На момент контрольной ПСМА-ПЭТ/КТ эти симптомы исчезли. Шон сообщает о хорошем общем самочувствии и восстановлении сил.

Вот история в его собственном изложении:

«Моя история началась ещё в декабре 2020 года, когда мне сообщили, что у меня запущенный рак простаты, который распространился на лимфатическую систему. Это было обнаружено с помощью обычного анализа крови, когда мне исполнилось 50 лет и в анализ включили маркер ПСА. В то время у меня не было каких-либо явных симптомов, я всё ещё пробегал милю за 7 минут и вёл очень активный образ жизни.

Мне назначили гормональное лечение в январе 2021 года после того, как я вернулся из больницы Роял Марсден в Великобритании, где мне сделали сканирование ПСМА (я не мог пройти сканирование в Ирландии в течение 9 месяцев). Позже в 2021 году я начал 6-кратный курс химиотерапии (доцетаксел), а затем 4 недели облучения. В начале 2022 года я прекратил гормональное лечение из-за побочных эффектов (ПСА упал до очень низкого показателя). Восстановив силы, я снова вернулся к жизни, и усталость намного уменьшилась.

Затем, в начале 2023 года, ПСА вновь начал медленно повышаться, поэтому мы решили поехать в США, чтобы пройти иммунотерапию и криотерапию в клинике. В ожидании приёма в эту клинику у меня появилась периодическая боль в левой ноге, о которой я сообщил своему онкологу во время амбулаторного визита. После немедленного рентгена ноги мне сказали, что мне грозит перелом бедренной кости и необходима экстренная замена тазобедренного сустава (тазовая кость была также поражена). Через 2 дня мне заменили сустав, и, когда я снова окреп, я поехал в Америку, чтобы пройти процедуру в надежде, что она снова приведёт меня к ремиссии. К сожалению, это лечение не увенчалось успехом, и через месяц после возвращения домой боль в ногах стала невыносимой из-за метастазов в области таза. Мне снова назначили гормональное лечение и сказали, что я снова пройду облучение.

Моя замечательная жена Брид связалась с американской клиникой, чтобы узнать, есть ли другие варианты. Именно тогда меня направили к профессору Хартенбаху, а остальное, как говорится, - достояние истории. Я отказался ото всех обезболивающих и в ближайшем будущем надеюсь отказаться и от обоих гормональных препаратов. Дальше активное наблюдение и, как говорится, держим кулаки, но, безусловно, эта терапия вернула меня к жизни. 

Спасибо профессору Хартенбаху и его команде.»